×

Краш-тесты и моделирование ситуаций — искусство избегать аварий.

С 1969 г. группа по исследованию ДТП Volvo проанализировала тысячи аварий. Ее тесное сотрудничество с производственными отделами Volvo Trucks принесло весомые плоды как в разработке технических средств повышения безопасности, так и в распространении философии безопасности Volvo Trucks в мире.
Осмотр места аварии
Выезжая на места происшествий и тщательно регистрируя все подробности, группа воссоздает картину того, что случается перед аварией и что именно служит причиной травм при столкновении.

Группа по исследованию ДТП (ART) была основана в 1969 году в связи с необходимостью более детального анализа причин аварий. Выезжая на места происшествий и тщательно регистрируя все подробности (расположение следов от шин, момент столкновения), опрашивая полицию, водителей и медиков, группа получила возможность воссоздавать картины того, что случается перед авариями и что именно служит причинами травм при столкновении.

В то время единственным способом испытать грузовой автомобиль на прочность был краш-тест, и именно благодаря добытым группой сведениям о реальных происшествиях компания Volvo смогла разработать свой классический «лосиный тест», на сегодняшний день являющийся самым сложным в мире краш-тестом для грузовых автомобилей. С тех пор группа ART собрала внушительную базу данных о разных видах аварий, на основе которой были разработаны компьютерные симуляции. Но несмотря на новые возможности испытания различных систем безопасности при помощи компьютерного проектирования (CAD) и различных средств моделирования, работа в реальных условиях с 1969 года также ничуть не потеряла актуальности.

Безопасность — неотъемлемое качество Volvo.

«И краш-тесты, и моделирование аварий основываются на определенных типовых ситуациях дорожных происшествий. Проблема в том, что реальность всегда отличается от модели. Одна авария непохожа на другую, — говорит Питер Уэллс, возглавляющий ART. — «В полевых условиях нам удается обнаружить, к примеру, что стремясь защитить водителя от определенного вида травм, мы наносим ему какие-то иные повреждения. В итоге мы наблюдаем определенную тенденцию. Когда это происходит, мы изменяем условия краш-тестов, симуляций и конструкции изделий для более полного соответствия наиболее актуальным данным». 

Конструкторский отдел Volvo Trucks тесно сотрудничает с Питером Уэллсом и его коллегами из ART и играет ключевую роль в разработке грузовиков Volvo. Именно здесь из разрозненных данных, поступающих из многочисленных подразделений компании, формируется единое целостное решение.

«Безопасность у нас в крови. Это сразу видно по конструкции как внешних, так и внутренних частей кабины, — говорит Рикард Орелл, директор по дизайну. — Взять, к примеру, новый Volvo FH: здесь мы видим, как форма зеркал заднего вида обеспечивает максимальный задний обзор, дополняя в то же время уникальный стиль автомобиля. Внутри кабины отсутствуют острые углы, способные нанести урон при аварии, а простой и четкий дизайн приборной панели позволяет водителю значительно меньше отвлекаться от дороги».

И Питер Уэллс, и Рикард Орелл полагают, что технологические разработки в транспортном сегменте вошли в самую интересную фазу. Активные системы безопасности (как уведомляющие водителя о высоком риске аварии, так и берущие на себя управление транспортным средством при бездействии водителя) все чаще применяются изготовителями автомобилей в дополнение к традиционным пассивным системам, в число которых входят ремни и подушки безопасности. Развивается и автоматизация многих функций, дополнительно помогающая водителю и сокращающая последствия усталости и отвлекающих факторов.

 

«В то же время дело не только в новых технологиях. Обстановка на дорогах становится все сложнее, в ней всё больше нюансов. В наше время много аварий случается в городах, где количество автомобилей, пешеходов и велосипедистов постоянно растет. Собственные возможности изготовителей транспорта имеют свой предел. Поэтому все важнее становится налаживать полноценное сотрудничество между разными сторонами», — говорит Питер Уэллс.

Ремни безопасности остаются одной из систем безопасности, спасающей больше всего жизней по всему миру.

Помимо сбора и систематизации информации о разных авариях и своевременного доведения новых разработок до нужных людей в Volvo Trucks, ART занимается глобальным распространением принципов безопасности Volvo. Сюда входит целый спектр действий: от обсуждения тем, связанных с дорожной безопасностью, в ходе различных форумов, до сотрудничества с НИИ по всему миру и людьми, ответственными за разработку инфраструктуры на местах. Все это в совокупности позволяет повысить эффективность и безопасность транспортных систем. 

 

Необходимое условие для достижения этих целей — глубокое понимание человеческого поведения, поскольку залогом эффективности системы является ее способность компенсировать ограничения человеческих возможностей. В Volvo Trucks существует отдельное подразделение по рабочей среде водителя и человеческим факторам, помимо прочего занимающееся разработкой различных интерфейсов для взаимодействия водителя с грузовым автомобилем.

«Главной задачей становится передача необходимой информации в необходимый момент времени надлежащим способом. Внимание водителя не должно рассеиваться: ни визуально, ни когнитивно никакая информация на приборной панели не должна его отвлекать. В идеале принципы дизайна должны быть настолько хороши, чтобы работать по всему миру. Хороший пример такого „инклюзивного дизайна“ — iPhone. Этот феномен, мне кажется, будет иметь большое значение в будущем», — говорит руководитель подразделения Фрида Рамде.

Вместе со своими сотрудниками ей удалось найти хорошее применение данным, собранным группой ART. Благодаря этому они могут определить необходимость предотвращения тех или иных сценариев аварии, а также испытать и разработать интерфейсы водителя (HMI) для защиты от разнообразных аварий. Их работа, в свою очередь, вносит важный вклад в работу группы ART и отдела дизайна продукции: полученные группой Рамде знания используются в разработке новых технологий индикации и при изучении отвлекающих факторов и так называемых «переходов» — сложных моментов, когда контроль над транспортным средством переходит от водителя к грузовому автомобилю или наоборот.

«С широкомасштабным внедрением систем активной безопасности становится все важнее знать о „переходах“. Это увлекательная область, где быстро разрабатываются новые технологии. В то же время пригодность интерфейсов автомобиля, равно как и их способность помогать водителю, подлежат тщательному исследованию перед выводом на рынок», — поясняет она. 

Фриду Рамде поддерживает и Питер Уэллс, считающий возможным положительное развитие в области дорожной безопасности по мере все более широкого внедрения функций активной безопасности. В то же время он подчеркивает, что системы активной безопасности должны рассматриваться как дополнение к пассивным системам, а не как их замена.

«К сожалению, по данным ART, многие водители слишком полагаются на системы активной безопасности и потому ездят, не пристегиваясь ремнями. И это несмотря на тот факт, что именно такие средства, как ремни безопасности, спасают больше всего жизней по всему миру! Когда-нибудь у нас будет мир без дорожно-транспортных происшествий, но это время еще не пришло. А раз так, наша текущая задача — заставить мир осознать опасности дорожного движения, и эта задача не менее важна, чем технические средства безопасности», — утверждает он.